Красота и Здоровье

Абсцизовая кислота – убийца раковых клеток

Антибиотики, также, как и большинство антираковых препаратов – это одномерные (однокомпонентные, линейные) структуры – микробам и раковым клеткам в конечном итоге удается найти для них адекватный ответ, тогда как природные антипатогены часто содержат десятки и сотни фитохимикалов. Далеко не все из них взятые по отдельности демонстрируют высокую антипатогенную или антираковую активность, но многие как бы неактивные компоненты могут в десятки раз повышать потенциал активных компонентов, составляя в совокупности, комбинацию, исчисляемую тысячами вариантов, адекватный ответ на этот вызов найти ни у кого не получится.

«Прирожденный, а лучше природный убийца» – Natural killer (NK) – клетки нашей иммунной системы, заслужили свое название за свою способность действовать крайне эффективно. Одно прикосновение к нежелательной для организма клетке, будь то клетка в которую вселился вирус или раковая клетка, и после этого “поцелуя смерти” разрушается целостность плазменной мембраны и наступает неизбежная гибель клетки.

Абсцизовая кислота

Эффективно? Очень. Почему же тогда мы болеем, при наличии таких-то защитников. NK – это ведь только один из многих инструментов нашей иммунной системы, коих столько, что не хватит страницы их всех описать.
Можно конечно еще раз повторить то, о чем здесь уже не раз говорилось, что если вызовов в лице различных патогенных элементов слишком много, а иммунная система серьезно ослаблена нашим к ней полным пренебрежением, то вот тогда раковой опухоли и удается выиграть это противостояние “щита и меча” и полностью нейтрализовать все ее, иммунной системы, многочисленные инструменты.

Извечная борьба между нападением и обороной. Но заметьте, все это происходит между участниками, принадлежащими к одной системе. И раковые клетки, и клетки иммунной системы при всех их различиях – это наши с Вами клетки, клетки нашего организма. Они всегда были и остаются той же частью этой системы, системы нашего организма, знают, досконально знают все о нем, как там все устроено, все пути, какие там законы действуют, что там откуда берется.

Это похоже на борьбу двух армий, протекающую с переменным успехом. Обороняющаяся сторона может полностью нейтрализовать нападающую, понимая, что от нее можно ожидать. А если нападение придет, скажем, с другой планеты. Сможет ли тогда оборона ее выдержать? Примерно так и происходит, когда растительные фитохимикалы подключаются к борьбе с раковыми клетками. Они из другого, растительного мира, который хотя и принадлежит к живой природе, но живет по своим, отличным от животного мира законам, которые неведомы нашим клеткам, и встреча с которыми может оказаться для некоторых из них очень неприятным сюрпризом. Рискну даже предположить, что раковые клетки никогда не смогут найти адекватный ответ на последствия такой встречи.

Как же так, в чем же тогда проблема, почему же тогда все Ваши хваленые фитохимикалы до сих пор не избавили нас от рака, да что там от рака, люди уже начали умирать от супербактерий, на которые ни один антибиотик уже и не действует?

И не будут действовать, потому что любой антибиотик – это одномерная структура, для нейтрализации которой бактерии в конечном итоге всегда найдут ответ, вопрос только времени, но для многомерной системы, совокупности фитохимикалов, содержащихся в, скажем, том же чесноке, такого ответа ни они, ни раковые клетки не найдут никогда.

Давайте задержимся на этом немного подробнее, когда еще придется? Поскольку антибиотики, также, как и большинство антираковых препаратов – это одномерные (однокомпонентные, линейные) структуры – микробам и раковым клеткам в конечном итоге удается найти для них адекватный ответ, тогда как природные антипатогены часто содержат десятки и сотни фитохимикалов. Далеко не все из них взятые по отдельности демонстрируют высокую антипатогенную или антираковую активность, но многие как бы неактивные компоненты могут в десятки раз повышать потенциал активных компонентов, составляя в совокупности, комбинацию, исчисляемую тысячами вариантов, адекватный ответ на этот вызов найти ни у кого не получится. Почему-то об этом забывают не только фармакомпании, но и производители различных био добавок.

Поясним это на примере все того же чеснока. Выпускают биодобавку, содержащую наиболее активный компонент чеснока аллицин и потом удивляются, что-то он не работает, как хотелось бы. Хотя прекрасно известно, что аллицин быстро окисляется (стоит только разрезать или выдавить чеснок) и распадается на более чем сто биологически активных сульфасодержащих компонентов, потенциал многих из которых много выше аллицина, и естественно нейтрализация бесчисленного множества их комбинаций, составляющих суммарный терапевтический эффект, для всех совершенно неподъемная задача. Это прекрасно продемонстрировали работы доктора Ричарда Белвью, описанные в книге Давида Серван-Шрейбера «Антирак. Новый образ жизни».

Раковые клетки различного происхождения, помещенные в чесночную среду, и не только чесночную, полностью прекращали рост и погибали. Ну это в пробирке, а в жизни, возможно ли в принципе обеспечить такую концентрацию фитохимикалов в плазме крови, которая бы подавила развитие ракового процесса?

Сложно, но можно. Никто не говорит, что это просто, но уж если получится, то успех гарантирован. Посмотрите, например, сколько лет малярия терзала человечество, несмотря на появление все новых и новых видов антибиотиков, и так называемых “коктейлей из антибиотиков”. А в прошлом году присудили Нобелевскую премию за практическое решение этой проблемы с использованием экстракта из полыни (Артемизинин). У раковых клеток от него ведь тоже нет защиты. Пока не для всех видов рака это работает одинаково успешно, (все те же вопросы терапевтической дозы) но уже много очень обнадеживающих практических результатов.

Вся проблема состоит в том, чтобы найти из многих тысяч фитохимикалов не просто тех у кого высокий антираковый потенциал, таких на самом деле уже немало, но тех из них, которые в дополнение к своему антираковому потенциалу в состоянии обеспечить фармацевтическую дозу, необходимую концентрацию в плазме крови и доступность их для клеток.

Последнее обстоятельство – доступность для клеток – часто имеет решающее значение. Например альфа-линоленовая кислота, входящая в состав Омега-3. Совсем не сложно обеспечить ее высокую концентрацию в плазме крови, но она останется недоступной для клеток из-за своей гидрофобности. Или куркума. Потрясающий продукт. Столько усилий прилагается для нахождения способа повышения ее концентрации и доступности для клеток. Как только эта задача будет полностью решена, так раковую тему по большей части можно было бы и закрыть. А пока посмотрите на индусов, даже тот небольшой рабочий фрагмент, доступный для клеток куркумы, если он поступает в организм постоянно, а они, индусы, получают его буквально с молоком матери, предохраняет их от встречи с онкологическими проблемами на протяжении всей жизни.

Если перейти теперь от несколько затянувшегося вступления к сути вопроса, то прежде всего нужно как-то оправдать название природный убийца. То, что природный – это как раз понятно, АВА, растительный стресс-гормон, ничего натуральнее не бывает, а вот убийца обязывает уничтожать, предполагая, что встреча раковой клетки с ним неизбежно закончится для нее трагически.

И это действительно так! ABA –  это такой киллер-эстет, образно говоря, джентльмен в лайковых перчатках. Это Вам не NK, который налетел на клетку, порвал ей мембрану и дело с концом. АВА действует интеллигентно, но с тем же конечным результатом – он просто деполяризует клеточную мембрану. Напомню, что все мы живы ровно до тех пор, пока мембраны наших клеток несут электрический потенциал, в среднем он составляет 70 mv для здоровых клеток и 50 mv для раковых. Убери его, и вся жизнь клетки немедленно прекратится, поэтому с момента нашего рождения и даже ранее непрерывно работают пронизывающие мембрану натрий-калиевые насосы, с каждым полным оборотом которых в клетку поступают два положительно заряженных иона калия и выходят из нее три положительно заряженных иона натрия, создавая тем самым разность потенциалов между наружной и внутренней поверхностями мембраны.

На работу этих насосов расходуется значительная часть АТР межклеточной энергии, генерируемой митохондриями при “сжигании” глюкозы кислородом. Каждый полный оборот такого насоса забирает две единицы АТР. Поддерживать высокий потенциал, а 70 mv – это средний потенциал клетки, находящихся в покое – это хлопотное и затратное дело, доступное только для здоровых клеток, и недоступное для клеток раковых из-за их крайне неэффективного способа получения энергии, того самого АТР. Им не особенно это и нужно. Никакой полезной работы в организме хозяина они не выполняют, вся энергия уходит на непрерывное деление.

Есть даже довольно эффективная методика медленного “удушения” раковых клеток с использованием природных веществ, “ворующих” электрические заряды клеток. Наиболее известный и эффективный препарат – Paw-Paw, вытяжка из плодов одноименного дерева. Он снижает электрический потенциал всех клеток, как здоровых, так и раковых. Но вот последствия такого заимствования наступают разные: для здоровых это всего лишь легкое недомогание, а для раковых – полная анемия, тут уж им не до жиру, не до неограниченного деления и метастазирования.

Первый раз мне довелось услышать о натрий-калиевых насосах много лет назад, задолго до постановки диагноза. Мы гуляли, поднимались в горку с моим другом проф. Монреальского и Московского университета Сергеем Орловым (специалист мирового уровня, в частности в вопросах клеточных мембран). Он неожиданно остановился, сказав, давай передохнем, насосы не успевают. Увидев мой недоуменный взгляд и пользуясь паузой, рассказал об их работе. И хотя на тот момент я был очень далек от этих вопросов, но очаровательная простота природы или Создателя как-то сильно меня заинтересовала.

Заинтересовала настолько, что уже через пару дней я ему позвонил, чтобы узнать, сколько же в клетках ионов натрия, что они их там рожают что ли, и куда складируются ионы калия, ведь процесс-то непрерывный. Сразу все и прояснилось. Оказалось, что это дорога с двусторонним движением. Насосы работают против градиента концентраций. Если концентрация, скажем, ионов калия внутри клетки выше, чем снаружи, то иначе как с помощью насоса его туда не загонишь, поэтому и нужна энергия АТР, а в противоположную сторону из клетки наружу, где его концентрация ниже, всегда пожалуйста, никакие насосы для этого не нужны.

Насосы не нужны, но трехслойная мембрана служит непреодолимым барьером. Просто так через нее не просочишься. Поэтому рядом с насосами мембрану пронизывают так называемые  ионные туннели, через которые ионы натрия и калия движутся уже по градиенту концентраций.

Но туннели эти не всегда открыты, только тогда, когда в этом есть необходимость.

Это тонкая регулировка, которая работая синхронно с насосами, обеспечивает изменение потенциала мембраны в зависимости от текущего момента (как все это работает очень наглядно показано на этом сайте, нужно просто кликнуть на картинку насоса, который представляет собой белок, пронизывающий мембрану с двумя рецепторами, на калий на одном конце и тремя на натрий на другом. Там же показаны и ионные тунели, и как они работают, просто нужно на них кликнуть. http://www2.yvcc.edu/Biology/109Modules/M) А что произойдет, если если эти каналы будут постоянно открыты? Правильно. Все ионы натрия или калия уйдут в сторону их наименьших концентраций, и на этом все закончится. Батарея, а вместе с ней и клетка прикажет долго жить. Именно это и делает наш интеллигентный убийца АВА, открывает настежь калиевый канал.

Так работает АВА в своей привычной среде, в среде растений, это стресс-гормон, и описанный выше механизм деполяризации мембраны АВА использует тогда, когда по каким либо причинам засуха, например необходимо избавиться от лишних клеток.

Но попадая к нам с пищей, АВА не теряет этих навыков, только лишними здесь становятся раковые клетки. Точности ради нужно заметить, что это далеко не единственное оружие в арсенале АВА, чтобы разобраться с раковыми клетками, но нет большого смысла на них здесь останавливаться.

И без того понятно, крайне эффективная молекула эта кислота. Пока не встретил никаких работ, свидетельствующих о связанных с ней побочных эффектах, за исключением запрета ее приема на время беременности (для этого есть очень весомые причины, связанные с еще одним антираковым и антипатогенным механизмом действия АВА). Но опять же, справедливости ради, должен сказать, что поразительно мало, с учетом неординарных качеств АВА, работ с результатами ее практического применения.

Если исключить чисто академические исследования, то их практически и нет. Поэтому вот уже который день маюсь, не знаю как закончить этот текст. Те немногие публикации с результатами применения АВА для лечения раковых больных хотя и показывают отличные результаты, они ни на какие испытания не “тянут”. Но здравый смысл и интуиция подсказывают, что это все таки временно. Вот никаких сомнений в эффективности АВА у меня нет. Весь вопрос, можно ли обеспечить терапевтическую дозу АВА, в каком виде ее нужно принимать, насколько она доступна для клеток. Судя опять же по немногим публикациям, неразрешимых здесь проблем нет.

Пока из того что я точно знаю, очень эффективно получать АВА из сока ростков пшеницы, но только не из пакетированных, а исключительно свежеприготовленных, причем наибольшая концентрация АВА отмечалась не сразу после получения сока, а спустя четыре часа.

Больше пока ничего не могу сказать, но нахожусь в контакте с несколькими специалистами, которые разными способами пытаются тестировать различные виды содержащих ее экстрактов. Если получу информацию, то вернусь к этой теме отдельным текстом или, если будет короткая новость, то в виде обновления..

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: econet.ru

Похожие записи

Полный гайд по витаминам группы В: чем грозит дефицит и как его

SovetNik

Большая часть бутилированной воды загрязнена микропластиками

SovetNik

Лучшая поддержка для иммунной системы

SovetNik

Leave a Comment

двенадцать − 7 =